Генерал Руцкой: «Что вы у меня о ковидных преступлениях спрашиваете? Вы в Кремль звоните!»

Генерал Руцкой: «Что вы у меня о ковидных преступлениях спрашиваете? Вы в Кремль звоните!»

                    Для кого пандемия&nbsp;&mdash; это осторожность во&nbsp;всем, включая пребывание в&nbsp;общественных местах. А&nbsp;для кого&nbsp;&mdash; &laquo;мать родная&raquo;, в&nbsp;смысле возможности поживиться. В&nbsp;эпоху интернета и&nbsp;всеобщей цифровизации это можно делать особо даже не&nbsp;&laquo;светясь&raquo;.</p> <p>О&nbsp;звонках с&nbsp;незнакомых номеров, за&nbsp;которыми скрываются вымогатели, многие россияне знают не&nbsp;понаслышке. Не&nbsp;всем при этом известно, что немалая часть подобных звонков организована заключенными. Самый можно сказать выдающийся пример тому&nbsp;&mdash; недавняя история в&nbsp;Рязанской области. Тамошний сиделец выманил у&nbsp;владельцев сотовых аппаратов 30 млн. рублей! Большую часть из&nbsp;них&nbsp;&mdash; за&nbsp;один только минувший ковидный год.</p> <p>Подробностей того, как удалось осужденному, пребывающему в&nbsp;зоне под бдительной, как считается, охраной, беспрепятственно выходить на&nbsp;связь с&nbsp;законопослушными гражданами, в&nbsp;Генпрокуратуре РФ, обнародовавшей данный факт, не&nbsp;сообщают. Уточняют лишь, что он&nbsp;выманивал деньги &laquo;с&nbsp;использованием телефона сотовой связи, путём обмана и&nbsp;злоупотребления доверием&raquo;, как будто это и&nbsp;без уточнения не&nbsp;понятно.

По данным Центробанка количество мошеннических звонков в стране на конец октября 2020 года выросло на 200%. Как подсчитали специалисты, «средний чек» составил примерно 10 тысяч рублей. Многие «чёрные call-центры» находятся в тюрьмах и колониях, где даже простенького сотового телефона у заключенных в принципе быть не должно.

Или вот «свеженькое», с воли. Потенциальной жертве звонит некто, представляясь работодателем и предлагая выгодные условия. Поняв, что сумел заинтересовать абонента трудоустройством, просит по ссылке установить на смартфон специальное предложение, где «узнаете о деталях и сможете, спокойно все обдумав, принять правильное решение».

На такого вот «работодателя» нарвалась в октябре Ольга М-ва, жительница Красного Села (отдаленная часть Петербурга). Безмужняя мать двоих малолетних мальчиков, кинолог по профессии, с апреля в вынужденном простое. Небольшая частная фирма, в которой она зарабатывала на жизнь, «лопнула» в одночасье. Понятно, что 44-летня женщина хваталась за любое предложение.

— Разговаривал со мной «менеджер» корректно, был убедителен. Я почти уже поверила ему, — рассказала Ольга корреспонденту «СП». — Если бы в конце нашего разговора он не повторил несколько раз кряду, причем, требовательно, чтобы ссылку непременно открыла. Этим и насторожил.

В ней, ссылке-то и суть для тех, кто «разводит» на деньги. А именно — вирус, передающий злоумышленнику управление телефоном. Значит, и всеми паролями, включая мобильный банк.

Не дремлют и «обычные» аферисты, воры, налетчики. Пользуясь всеобщей нервностью, которой способствуют дефицит лекарств, недопоставок вакцины, хроническая усталость медиков, недостаток информации обо всем, что напрямую касается COVID-19, мошенники заходят в жилые дома в костюмах бактериологической защиты, выводят людей из их квартир под предлогом очистки жилья от заразы. И действительно «очищают» — кошельки от сбережений хозяев, шкатулки от ценностей.

Разбойники действуют проще, привычней. Например, на прошлой неделе в Москве двое мужчин заказали по телефону пиццу и напитки к ней. Когда курьер доставил заказ, набросились на него с ножом, чтобы не платить. Курьер оказался не робкого десятка, пиццу отбил, сумел убежать и заявить в полицию. «Голодающих» 23 и 25 лет оперативно нашли.

В Петербурге в минувшие выходные около полудня в «рабочем» Выборгском районе парочка гангстеров взялась выносить с полок гипермаркета все, что ей приглянулось, включая спиртное и шоколад всех марок. Но нарвалась на нехилого духом охранника, не убоявшегося тяжелых кулаков и угрозы быть «зарезанным на месте». Уже тяжело раненный (черепно-мозговая рана, кровоподтеки), он смог удержать напавших на него до приезда омоновцев.

А на Васильевском острове ночью оборону держала женщина-продавец, противостояв (и выстояв!) двоим «молодцам» с пневматическим пистолетом, газовыми баллончиками и метательными ножами. В обоих случаях возбуждены уголовные дела.

Подобным примерам нет числа, к сожалению.

Своя печальная статистика в российских Вооруженных силах.

 — Пандемия, конечно, сказывается у нас на всех сферах жизни. В том числе и на той, что касается общественного порядка, — сказал «СП» Михаил Пашкин, председатель координационного совета московского областного профсоюза работников правоохранительных органов. — Люди стали меньше зарабатывать. Отсюда — снижения уровня жизни. А это, известно, один из самых мощных провокаторов преступности. Заметно выросла численность кибер-грабежей. Те, кто неплохо освоил «цифру», звонят, втирают людям им в мозги разные страшилки, чтобы раскошелились. Хотя сколько уже сказано гражданам: бдите!

«СП»: — Наш российский человек в большинстве своем прямодушен и доверчив. Да и не всем людям по разным объективным причинам доступна цифровая грамотность. Не профессионалу сложно противостоять проходимцам. В МВД, помнится, собирались создать соответствующее управление…

 — Запрос о нем в правительство Мишустина был отправлен ещё весной. Все упирается, насколько я знаю, в финансирование. Платить специалистам такого рода нужно на сегодня не менее 200 тысяч рублей в месяц. Но кто же допустит, чтобы подчиненные получали в МВД больше, чем их министр? Скорее согласятся с тем, что люди, попавшиеся в сети компьютерным мошенникам, сами виноваты.

«СП»: — Что, в общем, сейчас повсеместно и происходит. Скажите, пожалуйста, Михаил Петрович, а штата силовиков в России достаточно? Или как у медиков — дооптимизировались?

— Если считать на душу населения, то сотрудников — и офицеров, и рядового состава, у нас с учетом Росгвардии, раза в полтора больше, чем в любом другом цивилизованном государстве мира. На 140 человек — один силовик. Но ещё больше проверяющих. И ведь что проверяют? Ни количество реально работающих и перерабатывающих.

Учет переработкам, а они давно «незаконно узаконены», вообще не ведется. Стало быть, и выплат за них нет. Проверяют в порядке ли у них форма. Не дай бог, пуговичка на кителе болтается — сразу взыскание вплоть до лишения премии.

Или вот недавно наказали сотрудницу, приспустившую в своем кабинете, где она была одна, маску — потребовалось смазать лицо кремом. Даже не разбирались, что и зачем. Сразу: виновата! Или взять пресловутые планы по задержаниям, например, другим показателям, спускаемые правительством. Какие могут быть планы в нашем деле? Это не то, что анохранизм. Это чистой воды идиотизм, так прижившийся, что, кажется, уже неизбывный.

Ситуацию в ВС РФ комментирует для «СП» Александр Руцкой, генерал-майор авиации в отставке, Герой Советского Союза.

 — Армия — это слепок общества. Что в обществе происходит, то и у служивых, — уверен Александр Владимирович. — Да, ковид, конечно, усугубил положение. Но и без него проблем хватало. Вы посмотрите, что наши отечественные «оптимизаторы» сделали с медициной? До 50 процентов стационаров и поликлиник были ими закрыты. Как в небольших населенных пунктах, так и в городах разного уровня. А 40 процентов российских детских поликлиник, из тех, что остались после «секвестра», отапливаются дровами. Это при том, что российские нефть и газ греют пол Европы!

«Парим» миллиарды на разного рода нефте-газы «потоки», а о своих жителях и не вспоминаем. Виной тому — всеобщая юридическая безграмотность населения и засилье власти негодяев. Где нынче инициаторы реформ в той же медицине? В армии? Получив незаслуженные ордена (все за ту же «реформу») они либо на почетной должности в каком-нибудь тихом, но денежном институте. Либо по-прежнему на руководящих постах. Фамилии надо называть или сами знаете? Навскидку — Голикова, Скворцова, Сердюков… Это нормально? А вы у меня о ситуации в Вооруженных силах спрашиваете. Вы в Кремль звоните.

Источник

Добавить комментарий