Будем с вакциной, но станет нечего жрать

Журнал Здоровье

Будем с вакциной, но станет нечего жрать

                    &hellip;Мне так нравятся слова &laquo;вот эпидемия закончится&nbsp;&mdash; и&nbsp;заживём, как раньше!&raquo;. В&nbsp;декабре прошлого года информационные агентства сообщили о&nbsp;массовом голоде в&nbsp;недавнем туристическом раю&nbsp;&mdash; на&nbsp;острове Бали в&nbsp;Индонезии. Да-да, том самом, куда толпами переселялись наши хипстеры на&nbsp;&laquo;ретрит&raquo;, йогу и&nbsp;&laquo;познание себя&raquo;, сдав в&nbsp;аренду московскую или питерскую квартиру. До&nbsp;вспышки COVID-19 доходы от&nbsp;туристов составляли 60% ВВП острова, сейчас массово разоряются владельцы отелей, хозяева гостиниц, уличные торговцы, таксисты. Людям нечем платить кредиты банкам, многие попросту страдают от&nbsp;регулярного недоедания: ведь доходов нет целый год. Появилось понятие &laquo;ковид-бедняков&raquo;&nbsp;&mdash; граждан страны, потерявших по&nbsp;причине эпидемии место и&nbsp;ныне не&nbsp;имеющих возможности тупо заработать на&nbsp;кусок хлеба. Раньше у&nbsp;них была &laquo;минималка&raquo;&nbsp;&mdash; какое-то жильё, мотоцикл, одежда, теперь они роются в&nbsp;мусорках. Этот случай вполне себе ясно показывает&nbsp;&mdash; не-не. Уже ни&nbsp;хрена, как раньше, мы&nbsp;не&nbsp;заживём.</p> 

То есть ты такой проснулся — а мир прежний, и словно не было коронавируса окаянного. Подобные эротические мечты появляются, поскольку (пока ещё) мы не вкусили вновь сомнительную прелесть девяностых, кроме падения курса рубля. Действительно, с чего бы? Ну подумаешь, на три месяца экономика сдохла совсем, а весь оставшийся год ковыляла на костылях. Какая ерунда, что без денег сидела прорва народу — официанты, таксисты, уборщицы, водители общественного транспорта, сотрудники и владельцы маленьких магазинчиков, работники торговых центов, стюардессы, лётчики — которым всем вместе надо было на что-то жить и кормить детей. Ласковая полярная лисичка (то бишь песец) обняла нас за шею пушистым хвостиком: закрылась уйма ресторанов, разорились мелкие предприниматели, а половина гастарбайтеров уехала домой. Хорошо это или плохо — другой вопрос, просто показатель. Я еду в метро и слышу беседу двух девушек: одна щебечет, как будет классно, когда откроют Париж — ах, она сразу полетит туда белым лебедем. «Так евро почти сто рублей, а у тебя кредит, — осторожно предупреждает другая. — Откуда бабло возьмёшь?». «Да всё устаканится, — беспечно отвечает туристка. — Людьми овладеет синдром отложенного спроса. Они в наш магазин толпой ломанутся». Откуда у народа возьмутся вдруг деньги, девушка явно не думает.

Дела скоро будут плохи у всех. Китай уже пытается занять «зелёных» у Международного валютного фонда, а ещё год назад это было трудно себе представить. В Киргизии карантин привёл к очередной революции и смещению правительства. В столице Италии закрылось (на время или навсегда) 92% маленьких частных отельчиков — их сотрудники в буквальном смысле «пошли по миру» — разъехались на заработки куда глаза глядят. На Сицилии (самые бедные итальянские регионы находятся на юге страны) произошли драки между местным населением и мигрантами — «приехали, отбираете у нас работу». В Грузии, одной из антироссийски настроенных республик экс-СССР, туризм вообще рухнул. Ещё год назад местное правительство распиналось, что проживёт без полутора миллионов российских туристов. Дескать, к нам приедут англичане, немцы и французы, а они побогаче бюджетных гостей из РФ. Теперь грузинская индустрия туризма накрылась медным тазом и непонятно когда восстановится — без работы полмиллиона человек. И это ещё одно доказательство, что год 2021 окажется куда «веселее» года 2020. Да, мы будем вполне вакцинированы и здоровы… но весьма вероятно, что нам окажется нечего жрать.

Помимо сползания мировой экономики в пропасть, явилось и ещё одно откровение — одним туризмом ныне не проживёшь. В тартарары хором полетели республики типа упомянутой выше Грузии, думавшие — у нас море и солнце, зачем строить заводы и фабрики, и так заработаем. Проблемы погребли под собой Кипр, Индонезию, Таиланд (на богатейшем, люксовом и «зажравшемся» острове Пхукет тоже зафиксировали массовый голод, как на Бали: разорилось 70% гостиниц и кафе). В разговоре со мной политик из Черногории Андрия Мандич указал — антироссийский режим президента Мило Джукановича сделал ставку на туризм и закрыл промышленность, включая знаменитый во всей экс-Югославии цементный завод. Типа, черногорцев всего лишь 600 тысяч, одними пляжами обойдёмся. Кусает локти, но уже поздно. А вот туристическая индустрия Китая и Индии выжила — и это хороший пример для России: как важно, когда граждане за недорого путешествуют по собственной стране и с них отчего-то не дерут три шкуры.

Самое главное, 2020 год показал — очень редкие политики умеют быстро соображать и оперативно действовать в критической ситуации. В основном, они продемонстрировали привычную сноровку: запретить сразу всё вокруг и раздать на руки капельку денег. Дальше фантазия у них не работает. Запреты порой поражали дивной философией — в Латвии в одном и том же магазине купить колбасу было можно, а кастрюлю — уже нельзя: в этом и заключалась ожесточённая борьба с коронавирусом. В Грузии весной остановили вообще всё, включая онлайн-продажи, зато осенью, когда количество заболевших достигало двух тысяч ежедневно, с пандемией уже никто не боролся — иначе граждане с шампурами от шашлыков штурмовать парламент пойдут. Большинство губернаторов в России, коим разрешили принимать в регионах любые собственные меры, показали полное пребывание в космосе — они привыкли всегда действовать с указкой из Кремля, а своя «соображалка» у них не включается. Чего стоило только решение правительства Калининградской области отменить бесплатное пребывание туристов в местных обсерваторах, ввести платное и через два дня… правильно, отменить его снова. Потому что чего именно делать — они, бедненькие, знать не знают, а из Москвы ведь не говорят.

Я опасаюсь тут делать прогнозы, но возможно, вирус мы в итоге победим — вакцинация в некоторых странах идёт полным ходом, а в других — вот-вот стартует. Зато новую «великую депрессию» в экономике, вызванную эпидемией, побороть будет куда сложнее. Денег у людей стало не больше, а меньше: политики же, кроме запретов, ничего не умеют.

Они запретят народу быть бедным. И начнут удивляться, что это не получается.

Источник

Журнал Здоровье

Добавить комментарий