Коронавирус: «Британский штамм» прибыл в Россию

Журнал Здоровье

Коронавирус: «Британский штамм» прибыл в Россию

                    Первый случай заражения &laquo;британским штаммом&raquo; коронавируса выявлен в&nbsp;России, сообщила в&nbsp;эфире телеканала &laquo;Россия-1&raquo; глава Роспотребнадзора <strong>Анна Попова</strong>.</p> <p>&laquo;Мы&nbsp;к&nbsp;концу прошедшего уже года увидели, что у&nbsp;нас есть вариант вот того самого штамма Великобритании, который вызывает столько сегодня тревог&raquo;,&nbsp;&mdash; заявила она.</p> <p>Правда, по&nbsp;ее&nbsp;словам, этот штамм обнаружен только у&nbsp;одного человека, который чувствовал и&nbsp;чувствует себя хорошо.</p> <p>&laquo;У&nbsp;него не&nbsp;было никаких симптомов, он&nbsp;уже не&nbsp;выделяет этот вирус&raquo;,&nbsp;&mdash; поспешила успокоить глава ведомства.</p> <p>Анна Попова заверила, что тест-системы, которые действуют в&nbsp;России для ПЦР-диагностики, обнаруживают этот вирус, а&nbsp;зарегистрированные в&nbsp;РФ вакцины &laquo;абсолютно точно&raquo; от&nbsp;него защищают. Она также добавила, что вирус не&nbsp;стал более опасным и&nbsp;не&nbsp;вызывает более тяжелое течение болезни, однако он&nbsp;стал, скорее всего, более заразным.</p> <p>&laquo;То&nbsp;есть один человек может заразить большее количество, чем предыдущий вариант&raquo;,&nbsp;&mdash; пояснила руководитель Роспотребнадзора.

При этом Анна Попова считает, что принятая система мер в отношении прилетающих в Россию пассажиров эффективна. Авиарейсы в королевство прекращены с 22 декабря, а с 26 по12 января введен двухнедельный карантин для прибывающих непосредственно из Великобритании и Северной Ирландии. Более жесткие меры российские власти пока не принимают.

Между тем, более 10 стран серьезно ужесточили правила въезда. В числе требований для пассажиров наличие справки об отрицательном ПЦР-тесте на ковид, сделанном не ранее, чем за 72 часа до поездки, и даже его повторное прохождение по прибытии, самоизоляции в течение 7−14 дней.

Властями Суоми до 9 февраля введен запрет на поездки между Финляндией и Россией, а также рядом других стран, где уровень заражения в последние две недели более 25 случаев на 100 тыс. человек, предупреждает АТОР.

Как показал опыт конца 2019 — начала 2020 гг., ужесточение контроля за передвижением на международном уровне в условиях появления нового заболевания либо ранее неизвестного его штамма является необходимой мерой, заметил политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев.

Отказ от ужесточения режима сообщения с зарубежными странами в этой ситуации можно объяснить лишь при помощи двух версий. Во-первых, политическое руководство и обслуживающий его экспертный блок (по тем или иным причинам) не видят нужды в ограничении трансграничных потоков пассажиров, оценивая сопутствующие риски как предельно низкие.

Во-вторых, на действия российских властей могло повлиять стремление учесть интересы и настроения истеблишмента, для представителей которого ввод новых запретов мог бы стать значимым раздражающим фактором. С учетом нарастания подавляемой агрессии во всех слоях общества увеличение недовольства среди элит, существующих в условиях обострения конкуренции за ресурсы, применение ограничений могло бы стать источником латентных рисков, что крайне нежелательно для действующей власти.

Экономист Леонид Хазанов полагает, что роль играют два фактора.

— С одной стороны, могли посчитать, что принятых мер вполне достаточно для профилактики коронавируса у пассажиров, прилетающих с Туманного Альбиона или из других стран Европы и поэтому не увидели смысла прекращать полностью воздушное сообщение с ними, с другой — могли оставить минимальное количество рейсов для полетов россиян по делам за границу и, соответственно, иностранцев к нам.

Правда есть одно большое «но»: коронавирусу глубоко плевать на все эти расчеты, до завершения пандемии далеко как до Луны. Если сейчас идет ее вторая волна, то не за горами может быть и третья, по крайней мере, такой сценарий существует. Поэтому в Россию может попасть еще не один носитель «британского штамма» коронавируса или какого-нибудь иного, если он продолжит мутировать.

Закрыться же от всего мира мы, к сожалению, не сможем, да и нам подобный сценарий попросту не выгоден: тогда придется снова давать деньги на поддержку российских авиакомпаний. Но и закрывать глаза на распространение инфекции «с помощью» самолетов тоже нельзя. Возможно, надо договориться с властями европейских государств, чтобы все вылетающие в Россию заранее проходили тестирование на коронавирус, а не по прилету в нашу страну и наоборот.

Доктор медицинских наук, профессор, академик РАЕН, специалист в области эпидемиологии и профилактической медицины Игорь Гундаров считает необходимым, прежде всего, предоставить специалистам возможность объяснить населению какова реальная ситуация.

— Надо, чтобы эпидемиологи рассказали обществу, что такое вирусы и как они живут. Тогда бы эпидемиологи сказали, что вирусы постоянно меняются, приспосабливаются к среде, к другим штаммам вирусов. Не только в Британии, но и, например, во Франции или Финляндии тоже специалисты могут найти новые штаммы. На каждое изменение есть следующий штамм. На новые тесты обнаружили бы новые мутации. Что с этим хаосом делать? Насколько опасны эти мутации? Надо же доказать, что они на самом деле опасны. Кто доказал, что «британский штамм» опасен? Где исследования?

Причем одновременно с этим вирусом надо смотреть другие вирусы, которые тоже заражают. А у нас сейчас, кроме коронавируса, как будто ничего нет. Всё — коронавирус. Но ведь (Роспотребнадзор — ред.) регулярно публикует данные оценки эпидситуации и превышение эпидпорогов. Анна Юрьевна (Попова — ред.) говорит, что эпидемические пороги не превышены. Это данные апреля-мая, сейчас они засекречены. Откройте эти данные. Они же регулярно отслеживают циркуляцию разных вирусов. По данным видно, что в числе основных циркулирующих вирусов коронавирус даже не упоминается! Тогда о чем речь, спросил бы нормальный эпидемиолог. Где они видят опасность, по каким критериям определяют, что опасность есть?

Сейчас президент издал указ о борьбе с новыми опасными инфекциями. Я бы, как эпидемиолог, его спросил: «Владимир, Владимирович, у Вас есть ощущение, что каждый день появляются новые опасные инфекции?»

Нет, не появляются. Вся эта борьба с новыми инфекциями — это суета. Научитесь со старыми бороться.

Неграмотные в области эпидемиологии власти во всех странах решили, что они разбираются во всем — в рождаемости, демографических процессах, экономике и прочем. Ну, что ж они на себя все взвалили? Отсюда и провалы.

Что такое эпидопасность в профессиональных терминах? Надо создать независимый научный экспертный совет, который будет оценивать опасность. Все, что связано с так называемым «британским штаммом» — это несерьезный разговор, не подкреплённый никакими научными данными.

«СП»: — Тем не менее, страны ужесточают меры. Это может помочь остановить распространение коронавируса? Или может к этому вообще надо относиться как гриппу, к которому мы уже привыкли и не принимать жестких мер?

— Для меня критерий, в лучшем случае — смертность от пневмонии. И эта смертность не выросла. Она такая же как прошлом, позапрошлом. 10 лет назад смертность от пневмонии была в полтора раза выше. И ничего, выжили. Зато экономика не сломалась. Тогда давайте жить, как жили: летать, куда летали, встречаться, с кем встречались, жарить шашлыки, когда будет теплее.

Что такое «число заболевших»? Раньше его определяли по обращаемости — вызвал врача или пришел в поликлинику. Его зарегистрировали. Это клинический подход. Если никакой клиники нет, то это здоровый человек.

Что выявляет ПЦР-тест? Кто его знает. Чтобы сделать ПЦР-тест, надо иметь конкретно изученный объект, и по отношению к нему разработать механизм выявляющий объект. А его никто изначально не выявил. Сначала были сделаны тесты, а потом появился коронавирус. Как могли сделать тесты раньше, чем появился коронавирус?

Источник

Журнал Здоровье

Добавить комментарий